Страсти по дисплазии 

Дисплазия тазобедренного сустава у собак – проблема, которая затрагивает, как минимум, три категории людей.Это ветеринары (ортопеды, хирурги, генетики, физиологи), занимающиеся выявлением дисплазии, ее диагностикой, лечением, составление рекомендаций по выращиванию здоровых животных. Учитывая накопленный кинологами опыт, они выдвигают (а затем корректируют!) предположения о причинах возникновения дисплазии. Это кинологи (разведенцы, заводчик), занимающиеся составлением (с учетом рекомендаций генетиков) и реализацией племенных программ, направленных на уменьшение частоты этого признака в породах собак, составлением и доведением до широких масс собаководов рекомендаций по выращиванию здоровых животных (и проверкой эффективности этих рекомендаций тоже).
Это сами собаководы, желающие знать, как вырастить здоровую собаку, что надо сделать для установления правильного диагноза, какова вероятность этого заболевания у любимой собаки, и что делать, если ей все-таки поставлен диагноз - дисплазия. Сейчас, когда у нас все чаще и чаще публикуются материалы по этой проблеме, когда во многих породах кинологи требуют от рядовых собаководов обязательного снимка на дисплазию, эта тема вызывает все больший и больший интерес. Порой покупатель щенка уже по телефону спрашивает- а как у вас с дисплазией\", хотя, судя по всему, далеко не всегда ясно понимает, что это такое.
Путь, который пройден в исследовании и преодолении этого заболевания за минувшие полвека, путь от наследственно обусловленного заболевания до того, что даже было попытались назвать ошибкой тысячелетия в ветеринарной медицины, это общий путь людей всех трех категорий. Без их тесного сотрудничества, без их взаимной помощи, без обмена накопленной информацией, без их взаимной критики никогда не было бы достигнуто в этой области того прогресса, который мы наблюдаем сейчас во всем мире – но только там, где занимаются этой проблемой.
Все эти категории людей: ветеринары, кинологи, собаководы, -могут в той или иной степени перекрываться. Я лично отношусь к двум последним. Кинологи всего мира занимаются своими аспектами в этой проблеме уже не менее пятидесяти лет и материал, накопленный ими весьма ценный. В этой статье, не касаясь проблем диагностики (это дело специалистов-ветеринаров), я попытаюсь рассказать о дисплазии именно с точки зрения кинологи, а опыт у кинологов, еще раз подчеркиваю, огромный.
Говорят, проблема имеющая практическое значение, после своего открытия проходит три стадии: интерес ученых-исследователей, интерес широких кругов специалистов-практиков, и, наконец, внимание широкой публики. Так получается и с дисплазией тазобедренного сустава – ведь это именно ее имеют в виду собаководы и ветеринары, говоря о дисплазии.
С ней я впервые встретилась почти сорок лет назад, когда дрожащими от волнения руками раскрыла вынутый из почтового ящика «гэдээровский» журнал «Der Hund» (Собака-нем.). Это были времена когда у нас зха исключением рубрики в журнале «Охота и охотничье хозяйство» не было кинологической периодики. Предметом внимания и обсуждения всего собаководческого населения страны становились любые публикации в прессе. Например, снимок служебной собаки с вожатым ко Дню пограничника и даже просто слово «собака», опубликованное в любом контексте. Это все бережно вырезалось и укладывалось в папочку с тесемочками – для души и как основа будущих домашних кинологических библиотек. Так что случайно обнаруженный в подписном каталоге целый журнал, посвященный только собакам, воспринимался как нечто непостижимо роскошное: одних только фотографий сколько! Но и полученная сокровищница знаний принесла и загадку – нечто, обозначенное буквами HD. Эта самая «HD» похоже, уже была обсуждена и стала повседневностью в кинологической жизни ГДР. Так что, для расшифровки загадочной аббревиатуры мне понадобились старания, сопоставимые почти что с усилиями Шампильона по расшифровке египетских иероглифов. С временем выяснилось, что HD обозначает Hueftgelenkd Dysplasie, то есть получилась Dysplasie тазобедренных суставов. А что такое Dysplasie, удалось узнать только у врачей специалистов по опорно-двигательному аппарату. Оказалось, дисплазия-это нарушение развития, нарушение формирования.
Тогда, в середине 60-х проблемами дисплазии занимались только «человеческие» врачи, нашим же практическим ветеринарам она была незнакома. Между тем дисплазия тазобедренных суставов у собак была «открыта» американским ученым Гэри Шнелле еще в 1935 году. Тогда посчитали, что она не имеет практического значения. Но вторая мировая война выставила свои требования и к выносливости, и к другим физическим качествам войсковых собак, и показала, что это совсем не так. После войны в США были проведены многочисленные обследования собак так называемого «армейского контингента». Результаты вызвали шок. Оказалось, в США три четверти поголовья основной «служивой» породы, немецких овчарок, страдает дисплазией. За период от 1962 по 1968 годы из американской армии по этой причине была выбракована почти четверть овчарок. Эти цифры потрясли кинологов по всему миру. Обследованием собачьего поголовья занялись во многих странах. Процент выбраковки овчарок был близок к пятидесяти, а в странах Скандинавии приближался в 90. В странах соцлагеря дело обстояло далеко не так плохо. Причем, чем ближе к нашей границе, тем лучше: в ГДР-35,8%, в Польше 021%. А в самом СССР процент выявления дисплазии был равен нулю! Как так? Да просто потому, что во-первых, о дисплазии мало кто слышал, а во вторых, потому что рентгеновских аппаратов для животных ( диагноз о дисплазии ставиться по рентгеновскому снимку) в стране было – как бы это по деликатнее выразиться – крайне мало. Вот, к примеру, на Ленинград (если не ошибаюсь, они же «работали» и на Ленобласть) из было два. И, в третьих, советские собаки «по определению» не могли страдать чуждой нам дисплазией. Хотя, если вспомнить симптомы, то ой-ой-ой...Вот мой старый восточник последние несколько лет ходил «на моих руках»-часовой массаж перед сном (по пол часа на каждую заднюю ногу) был обязательной процедурой.
В греческом языке приставка dys обозначает «отклонение от нормы», а слово plasies-формирование, образование. Получается, дисплазия-это нарушение формирования, а дисплазия тазобедренного сустава-ДТСБ, или ДТС-это нарушение формирования тазобедренного сустава. И выражается, упрощенно говоря, в разболтанности тазобедренного сустава. Чтобы сустав нормально работал, головка бедренной кости должна относительно плотно входить в предназначенную для этого впадину в подвздошной кости таза. Головка бедра имеет шаровидную форму, а впадина, ее еще называют вертлужной впадиной, чашеобразную, и она должна обхватывать головку бедренной кости, как чашка. При дисплазии эта «чашка» может превращаться в широко раскрытую «пиалу», или даже в «блюдце». Понятно, что в такой плоской впадине головке бедренной кости не удержаться, хрящи суставных поверхностей разрушаются. Ясно, что собаке с такими поврежденными суставами трудно не только ходить, бегать и работать, но даже стоять на «дрожащих ножках». Потому –то все и взялись за борьбу с дисплазией.
Но если самые тяжелые случаи («блюдце») еще можно определить, прощупав сустав, то во всех остальных ситуациях поставить диагноз не так-то просто. Вот для этого-то, раз речь идет о костях, и нужен рентгеновский снимок. Причем снимок очень непростой. Ведь надо найти такую проекцию, чтобы полностью были видны и впадина тазовой кости, и головка бедра, и сам сустава «в сборе». Посмотрите на свою собаку и прикиньте, с какой стороны это можно снять. Сверху, сбоку? Нет, ничего не увидеть. Долго «крутили, вертели» собаку, пока не нашли несколько позиций для съемки. Но позиции эти неестественны для собаки, и потому, чтобы получить нужный снимок, два человека удерживают в нужном положении, как правило, на спине. Но раз эта поза неестественна, то собака или активно сопротивляется, или сильно напряжена. Вид сустава «в сборе» может получиться искаженным и привести к ошибке в диагностике. Чтобы получить правильный снимок, нужно добиться абсолютного расслабления (релаксации). Для этого съемку в сборе делают под общей анестезией, или с применением других препаратов-релаксантов.
С гордостью заявляю, что принадлежу к ветеранам-практикам «дисплазийного движения» в нашей стране. По Ленинграду, во всяком случае, мой номер «2». В 1983 году мы с Татьяной Буровой записали наших собак на DDR-Siegershau, т.е. на «Всегэдээровскую выставку собак служебных и рабочих пород». Татьяна – своего ризена Криса ф. Рортайх, а я-«немца»-Хероса ф. Андерсхофер Уфер. По правилам выставки, для получения оценки «отлично», собака должна быть свободна от дисплазии. Так что, пришлось озаботиться. Делать снимок взялась и сделала замечательно Ольга Миронова, известная ныне как Ольга Сергеевна Мироновна, одна из ведущих «кошатниц» страны, а тогда «чернотерьеристка», судья клуба служебного собаководства, и врач скорой помощи.
Снимок делали, как это в ту пору было в обычае, ночью в «травме», то есть в травмпункте. Там был «рентген». Надо было договориться заранее с рентгенологом, привезти собаку в назначенный тихий час, тихо сделать снимок, и так же тихо исчезнуть. За отдельную плату можно было даже получить снимок на руки. Сейчас рентгеновских кабинетов, где можно сделать собаке рентген, у нас в Питере хоть пруд пруди. Но для снимка «на дисплазию» они приспособлены ничуть не лучше той давней человеческой «травмы». То есть никак. ( прошу прощенья у тех, кто сюда не относиться, но о ком я не знаю). Дело в том, что снимок, как я уже сказала, не прост. Есть несколько позиций для съемки. Но самая распространенная – это, когда собака лежит строго на спине, причем не просто на спине, а строго на позвоночнике, и весь позвоночник, от шеи до хвоста вытянут в прямую линию, задние ноги чуть повернуты коленями вовнутрь, выпрямлены во всех суставах и как можно сильнее оттянуты назад. Конечно, делаться все это должно «под наркозом», то есть все мышцы должны быть расслаблены. Если делать снимок без релаксации, то в результате ваша собака, даже если она лежала при съемке спокойно, может схлопотать диагноз «дисплазия». Так что сначала врач должен сделать «укол» и не советую экономить на этом.
Как это выглядит на практике? Нужны два человека и одна собака. Собаку укладываем на бок на полу или на столе и переворачиваем на спину. Один человек находиться «в головах», и держит передние лапы, вытянутые за голову. Второй держит задние. Как именно взяться за лапы, и как держать, всегда показывает ветврач. Затем каждые тянет «свои» лапы в свою сторону со «страшной силой». Так, чтобы растянуть собаку и чтобы она лежала на позвоночнике и без наклона вбок. При этом не забывайте следить, чтобы положение коленей, заданное врачом, не нарушилось. А сам врач в это время побежит к пульту рентгеновского аппарата, чтобы «щелкнуть». Если у вас есть собака, попробуйте проделайте это дома. Без наркоза, разумеется.
Ну как, получилось? Тогда, значит, у вас ротвейлер, или бордос, причем очень упитанный. У них спина широкая, на ней действительно лежать можно. А у среднестатистической собаки туловище « в разрезе»-это овал, почти как яйцо. Яйцо же ни на остром, ни на тупом конце не держится – переворачивается на бок. Так и наша собака. Хоть и растягиваем мы ее за передние и за задние лапы, обмякшее туловище, повинуясь законам физики, так и норовит принять более устойчивое положение, т.е. не на остром позвоночнике лежать, а чуть-чуть на бок съехать, даже то, что круп имеет все-таки какую-то плоскость – не помогает. Сколько раз так было: вроде старались, изо всех сил, впрочем, довольно слабых, вроде лежала собака именно так, как надо, а на снимок смотришь.. и ужас – все криво, все смещено. И рентгенолога винить нельзя – сами собаку держали. Вот на Западе клиники для таких снимков специально приспособления имеют. Приспособления эти, впрочем, очень простенькие и представляют собой ванночку, как для взвешивания младенцев, или просто полукруглый желоб на подставочке, чтобы держался горизонтально. Такой любой жестянщик сделает. А можно все устроить еще проще. Нужно всего лишь четыре-шесть мешочков с обычным песком. Этими пакетами – а они получаются плотные и тяжелые, и легко принимают форму тела – можно подпереть с обеих боков корпус собаки, тогда он будет устойчивее, да и держать будет легче, да и шансы получения снимка без искажений выше. Такие мешочки с песком использовались в ГДР, пока у них не появились специальные приспособления для укладки собак. Способ хороший – дешево и сердито. Я бы посоветовала держать такие мешочки в каком-нибудь дальнем углу рентгеновских кабинетов, где делают снимки на дисплазию. Или, если у вас есть машина – в руках нести тяжело – приготовьте мешочки дома и возьмите с собой на съемку. Поверьте – оно стоит того.
И еще несколько советов: -кормить в этот день собаку не надо, а вот выгулять хорошенько, перед тем, как делать снимок, нужно (общие правила применения наркоза). -учтите, что после наркоза добираться до дома свои ходом будет трудненько. На обратном пути очнувшаяся собака может снова заснуть. Так что, будет лучше, если вы заранее позаботьтесь о транспорте.
Полученный снимок маркируется, т.е. по эмульсии еще непросохшего снимка пишется «анкетные» данные собаки – кличка, порода, пол, дата рождения, номер родословной, номер клейма.
Итак, снимок готов. Теперь – каков результат? Что имеем?
Поверьте, каждый раз, хоть собаки отлично работают «ножками», жду со всем трепетом – что там? Теперь дело за оценкой.
Хотя диагноз дисплазия и влияет на физическую работоспособность собаки, причем, в худшую сторону, все же далеко не всегда удается, посмотрев на движения собаки, даже предположить наличие у нее этого дефекта. Бывает, что отлично развитая, тренированная мускулатура может скрыть внешние проявления даже тяжелой степени дисплазии. Поэтому диагноз ставиться только по рентгеновскому снимку.
Но вот снимок готов. Смотрим на него – и что? Ага, вот это позвоночник, а вот это, похоже, таз, а вот это, похоже, бедренная кость, а вот и головка этой кости...и еще пятна какие-то темные и светлые. Вроде все на месте, все нормально. А вот нормально на самом деле, или нет, может сказать только специально подготовленный специалист. С одной стороны, как справедливо заметил один из ведущих специалистов в области генетики собак М. Б. Уилиис, счастливо сочетающий в себе ветеринара-генетика, кинолога и собаковода: «Для того, чтобы прочесть снимок, вовсе не нужно пять лет учиться в ветеринарной школе. Но и не все ветеринары знают, как это правильно сделать». Конечно, если вертлужная впадина имеет форму блюдца, а вместо округлой головки бедра торчит какой-то огрызок, то сразу видно – дисплазия.
Но дисплазия, как это видно из названия – это неправильно сформированный сустав. И проявлением дисплазии считают не только тяжелые, но и любые отклонения от нормы.
А что такое норма? Вопрос этот далеко не так прост, как кажется. На протяжении десятилетий специалисты, проводившие исследования ДТС, дискутировали по всем вопросам, касающимся дисплазии. Почему? Да хотя бы потому, что собаки сильно отличаются по росту, типу сложения, весу. И, как следствие, конфигурация таза у крошечного йоркширского терьера немного иная, чем у сенбернара. Этой проблеме, в частности, была посвящена докторская диссертация немецкой исследовательницы Виктории Рихтер. Результаты проведенного анализа строения таза у немецких овчарок, боксеров, коккерспаниелей, карликовых пуделей и такс всех разновидностей, наглядно демонстрируют, что по сложению все эти породы отличаются друг от друга не только внешне, но и «изнутри». Собаки – не мыши и не крысы, а потому как объект массовых лабораторных исследований, к счастью, дороги. (Хотя был факт – на заре изучения проблемы дисплазии американская организация Фиделко, занимающаяся подготовкой собак поводырей слепых и для нужд полиции, отдала группу живых собак «на опыты». «Зеленых» на них тогда не было...). Так что ученые, из за невозможности проводить детальные исследования еще долго предлагали свои схемы и подходы для выявления ДТС. В конце концов остановились на двух вариантах выполнения рентгеновских снимков ( еще есть третий, дополнительный вариант), а для установления диагноза по снимку – на шести критериях оценки тазобедренного сустава. Звучат эти названия устрашающе, читателя запугивать ими не стену, скажу только, что тут несколько углов, определяемых по сложной методике, индексы, характеристики определенных поверхностей сустава. Времена, когда ветеринар, прищурившись, разглядывал снимок и тут же изрекал диагноз, миновали. Сейчас ветврач-специалист расчерчивает снимок, используя специальный транспортир, определяет величины углов. Пользуясь специальными таблицами, определяет баллы по каждому из критериев. И по сумме баллов, по количеству отклоняющихся от нормы признаков ставит диагноз-степень дисплазии А, В, С, D или Е.
А-это отсутствие дисплазии, В-пограничный случай, подозрение на дисплазию, С-легкая степень дисплазии, в некоторых странах ее называют «еще допускаеться», D и Е-средняя или тяжелая степень дисплазии, соответственно.
Тут бы и вздохнуть с облегчением. Наконец-то при постановке диагноза фигурируют точные и вполне объективные параметры. Вот получаем на руки заключение, и читаем : угол Норберга равен 105 градусам, индекс внедрения головки равен 1,005, тангенциальный угол равен...Поневоле чувствуешь доверие. Но, в отличие от собаки, расслабляться не надо. Дело в том, чтобы измерить по транспортиру все эти углы и индексы, их необходимо сначала построить на рентгеновском снимке. Исходная точка для этого-центр головки бедра. Но шаровидную форму она имеет чисто теоретически. «По жизни» же форма ее, даже если и округлая, то все же весьма и весьма неправильная. И определить геометрически центр этой порой замысловатой фигуры очень и очень непросто. Нужно провести оси различных костей таза и бедра, нужно провести прямые, являющиеся продолжениями различных (кривых) линий контура сустава. Если в определении на какой-то точке ошибка, то исказятся и все дальнейшие построения. Поверьте, все это не так-то просто. Тут и нужны специальная подготовка, и большой опыт, и умение «видеть». Врачу, как и всякому эксперту, оно нужнее не меньше, чем художнику. Поэтому вынесение диагноза доверено немногим. В ситеме РКФ окончательным и официально признаваемым диагнозом считается диагноз, сделанный врачом с соответствующей лицензией, а их у на в России очень мало. Для получения такого заключения рентгеновский снимок отсылается в Москву, и ответ РКФ с заключением врача владелец собаки получит уже на почте. Но и самый лучший врач-эксперт может ошибиться, если для оценки получит неправильно сделанный снимок. Я помню, как еще лет десять назад, разглядывая снимок своей собаки, и вспоминая скромные познания в черчении и геометрии, я приставала к рентгенологу: «А вот посмотрите, как тут все несимметрично? Это не могло повлиять на диагноз?» Он смотрел на меня, как на дуру. «Нет, не могло».
Увы, могло. Нынешний Интернет полон примерами рентгеновских снимков одной и той же собаки, сделанных в один и тот же день. По одному снимку выходит дисплазия, по второму – здорова. Или «подозрение на дисплазию» и тут же другой диагноз – легкая или средняя форма дисплазии. Различие этих снимков только в том, как лежит собака при съемке. Грубо говоря, симметрично положение таза и задних конечностей, или нет. Такие снимки есть на очень многих сайтах. Одна из лучших статей, посвященная этому вопросу, принадлежит известному американскому кинологу Эду Фраули и называется «Важность правильного позиционирования при выполнении рентгеновских снимков тазобедренного сустава. Несмотря на страшно звучащее название, статья написана очень просто и доступно, потому что адресована обычным собаководам, т.е. нам с вами. Она отлично проиллюстрирована и снабжена разъяснениями, как определить, правильно ли выполнен снимок, или нет.
Судя по всему, проблема получения качественного снимка проблема общемировая. Многие исследователи считают, что большинство ошибок при постановке диагноза связано именно с неправильно выполненными укладками собаки. Причем неправильное положение таза при съемке ухудшает диагноз. Эд Фраули пишет, что сейчас у них в США Ветеринарная Ортопедическая Организация начала отсылать назад снимки из –за плохого позиционирования. Начали отсылать назад без оценки, но с рекомендациями пересъемки и наши эксперты.
Но и с экспертами дело обстоит не так-то просто. Не только неправильное положение собаки во время съемки, не только съемка без наркоза, но и ошибка в прочтении снимка – вот одна из серьезнейших проблем диагностики дисплазии. В Институте животноводства и генетики домашних животных Гисенского университета Юстуса Либиха (Германия) подобрали серию рентгеновских снимков, изготовили три комплекта копий этих снимкой и разослали трем экспертам высочайшей квалификации. Результаты еще раз подтвердили, что вынесение диагноза «дисплазия» даже по рентгеновским снимкам, хотя, повторяю, этот метод считается наиболее точным – дело весьма субъективное. Добро бы еще расхождения на границах оценок: один эксперт говорит – норма, другой – пограничный случай, или легкая степень, средняя степень. Но расхождения были и типа – легкая степень дисплазии – свободен от дисплазии. Высокое совпадение было лишь при оценке тяжелой степени дисплазии.
Вообще, все получилось в соответствии с теорией экспертных оценок. Есть и такая – чтобы получить наиболее точную оценку, например, предполагаемый срок выполнения какой-нибудь сложной работы, берут прогноз эксперта-оптимиста, и прогноз эксперта пессимиста. Наиболее реальный срок будет посередине (разумеется, при условии того, что оба эксперта достаточно компетентны).
В эксперименте Гисенского университета было похожее – эксперт пессимист, эксперт оптимист, и эксперт умеренный. А, кроме того, диагнозы больше всего перекликались с симптомами, которые указали владельцы собак, чьи снимки были представлены для этого эксперимента. Вот, кажется, и готовое решение проблемы. Тестируем экспертов, выбираем «умеренного»...и вперед. Но не тут-то было. И у «умеренного» эксперта некоторые оценки были оптимистичнее, чем у «оптимиста», а некоторые – негативнее, чем у «пессимиста». О чем это говорит? В первую очередь о том, что когда речь идет о дисплазии, все не так просто и не все однозначно.

 

 

 

 

Автор-Е. Александрова. Статья опубликована в журнале «Страна немецкой овчарки» № 8 за февраль 2005 года.